Жыцьце такое вялікае і яшчэ незразумелае, што
ня можа быць штампаваных, для ўсіх абавязковых, шляхоў.
Ігнат Абдзіраловіч, Вільня, 1921 г
Бюрократическая управленческая машина пригодна для выполнения сравнительной простой задачи – грубой идентификации действительности. Для ее очень важно, чтобы законы, а не эффективность определяли тренд современного развития. (1) Эффективность – это отношения «по-горизонтали», когда стороны обмениваются избытком возможностей, поэтому не следует искать эффективность внутри экономики среди ангажированных моралистов и законоведов.
Чтобы исправить накопившиеся ошибки и чрезмерные обязательства экономика использует фактор “роста”. Всякий рост экономики – это рост проблем и упущенных выгод. Для временщиков (людей наемных) подобного рода стратегия приносит кратковременную пользу, но в остальном вредит отношениям и качеству жизни. Ничто не может исправить экономику.
(1) 
 
Закон экономики Беларуси устанавливает 30% обязательную продажу экспортной выручки и, тем самым, легализует собственный экономический интерес Национального банка, который не имеет никакого отношения к эффективности.
 
Закон экономики Беларуси устанавливает монополию коммерческих банков на розничный рынок иностранной валюты и, тем самым, легализует собственный экономический интерес кредиторов BYR, который не имеет никакого отношения к эффективности.
ЭКОНОМИКА стоит на стороне продавца и его влиятельных кредиторов. Торговля  кредитами позволяет получить выручку, часть которой становится налогами и неконтролируемыми затратами. Правительственные деньги обеспечивают производство долговых обязательств и налогов в рамках закона, но не отношений. Компромисс между кредитором, заемщиком и бюджетом делает экономику неизбежной, а бюрократию – всемогущей. Экономика искусственно обобществляет и нормирует связи в качестве затруднения и стимула. Чем больше экономики, тем значительнее проблема раздела между внутренним и внешним, оперативным и перспективным, центром и периферией, работником и работодателем, продавцом и покупателем, официальным и неофициальным. Фатальная зависимость от выручки приводит к массовым искажениям и росту энтропии, так как стандартный финансовый учет и экономические показатели игнорируют качество и не дают полной картины состояния бизнеса. Ориентация на производство и истребление ресурсов приводит к экономическому паразитизму, который проявляет себя в нижеследующих рисках:
АНТИЭКОНОМИКА
▪ устраняет вражду между импортом и экспортом;
▪ нейтрализует деятельность любых посредников, которые имеют собственный экономический интерес в росте цен и обменных курсов;
▪ воссоздает должное отношениям, для которых доходы продавца и расходы покупателя не находятся в причинно-следственной связи;
▪ заменяет спекулятивное кредитование импорта беспроцентным заимствованием;
▪ повышает чувствительность к эффективности за счет размежевания случайных связей и управляемых отношений;
▪ управляет цепочкой создания добавленной стоимости с единого центра;
▪ приводит к образованию социальных агломераций с частной (неправительственной) валютой.
Частная валюта социальной агломерации:
– нейтрализует власть экономики (нормирование связей);
– сужает пространство последовательных спекуляций правительственными деньгами (случайные связи);
– формирует социальную общность без принуждения к совместной деятельности (отношения выше закона);
– приводит к деколлективизации валютного рынка (валюта перестает быть коллективной и враждебной к инвестициям).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.